Вы здесь

Комментарий к СТ 233 АПК РФ

Статья 233 АПК РФ. Основания для отмены решения третейского суда

Комментарий к статье 233 АПК РФ:

1. К ч. 1. См. также: комментарий к ч. 1 ст. 239 АПК РФ.

При рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда и заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражный суд устанавливает основания для отмены решения и отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренные ст. ст. 233 и 239 АПК РФ. Основания отмены решения третейского суда, закрепленные в ст. 233 АПК РФ, аналогичны основаниям отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение, указанным в ст. 239 АПК РФ. Перечень оснований для отмены решения и отказа в выдаче исполнительного листа является исчерпывающим. В силу положений ч. 1 ст. 233 АПК РФ и ч. 1 ст. 239 АПК РФ арбитражный суд не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу. Полномочия по рассмотрению по существу спора, отнесенного к компетенции третейского суда, возложены на третейский суд.

См.: п. п. 4, 11, 12, 13, 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

Решение третейского суда (международного коммерческого арбитража) не может быть пересмотрено по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" и Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" не допускают пересмотра решений третейских судов по таким основаниям. Между тем отмена решения третейского суда является основанием для пересмотра по новому обстоятельству определения арбитражного суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

См.: п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 N 52 "О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам"; Постановления Президиума ВАС РФ от 19.04.2006 N 10313/05, от 26.10.2004 N 3351/04.

Решение третейского суда не может быть оспорено, если арбитражным судом был выдан исполнительный лист на его принудительное исполнение, поскольку при выдаче исполнительного листа арбитражный суд уже проверил основания, для отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренные в ст. 239 АПК РФ, и счел решение третейского суда окончательным и подлежащим исполнению. Рассмотрение тех же оснований в процедуре отмены решения третейского суда означает пересмотр определения государственного арбитражного суда о выдаче исполнительного листа.

Между тем заинтересованные третьи лица, не участвовавшие в третейском разбирательстве и не привлеченные арбитражным судом к участию по делу об отмене решения третейского суда, вправе обжаловать судебные акты, нарушающие их права и законные интересы, после их вступления в законную силу. Право третьих лиц на судебную защиту может быть реализовано после вынесения арбитражным судом определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения. В данном случае обязательность судебного акта не является препятствием для его обжалования третьими лицами, поскольку он был вынесен без их участия, но в отношении их прав и обязанностей.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.2006 N 1-П; Постановления Президиума ВАС РФ от 25.02.2010 N 15565/09 и N 15477/09.

Требования о соблюдение законности и обоснованности не применяются к третейским судам и не содержатся в перечне оснований для его отмены в ст. 233 АПК РФ. Проверка и исследование доказательств, на основе которых принято решение третейского суда, также не входят в этот перечень. Нарушение или неправильное применение третейским судом положений законодательства, а также неверная оценка третейским судом доказательств не являются основанием для отмены его решения, если только это не повлекло нарушение основополагающих принципов российского права (публичного порядка РФ) (см. также комментарий к ч. 4 ст. 232, ч. 2 ст. 230 и ч. 3 ст. 239 АПК РФ).

См.: п. п. 12, 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов"; Постановления Президиума ВАС РФ от 25.02.2010 N 15565/09 и N 15477/09, от 03.02.2009 N 10680/08, от 26.07.2011 N 2608/11.

2. К п. 1. ч. 2 См.: также комментарий к п. 1 ч. 2 ст. 239 АПК РФ.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 233 и п. 1 ч. 2 ст. 239 АПК РФ арбитражный суд может отменить решение третейского суда или отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что третейское соглашение не имеет юридической силы, в частности, если оно не заключено или недействительно.

Третейское соглашение недействительно, например, если одна из сторон арбитражного соглашения неправоспособна или недееспособна; если отсутствует волеизъявление одной из сторон на передачу спора в третейский суд; если третейское соглашение заключено в отношении публично-правового спора, который не может быть предметом третейского разбирательства. В частности, споры о нарушении законодательства о приватизации, споры о реорганизации юридических лиц, споры, связанные с размещением заказов на поставку, выполнение работ и оказание услуг для государственных, муниципальных нужд не могут быть предметом третейского разбирательства, а третейское соглашение о передаче такого спора в третейский суд не имеет юридической силы. При этом публично-правовой характер споров обусловливается спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц (см. также комментарий к п. 1 ч. 3 ст. 239 АПК РФ).

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 1 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", ст. 28 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", п. 1 ст. 33 и ст. 51 ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации"; Определение Конституционного Суда РФ от 20.02.2002 N 54-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы АО "АЛРОСА" на нарушение конституционных прав и свобод ст. ст. 5 и 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; Постановления Президиума ВАС РФ от 10.04.2001 по делу N 3515/00, от 14.01.2003 по делу N 2853/00, от 23.04.2007 по делу N 15767/06.

Третейское соглашение не заключено, если оно не содержит всех необходимых для его заключения условий и стороны не согласовали эти условия впоследствии. В частности, арбитражное соглашение не заключено, если в арбитражном соглашении отсутствует наименование конкретного постоянно действующего третейского суда и не представляется возможности установить намерение сторон на передачу спора в конкретный третейский суд или если не согласован регламент, в соответствии с которым спор подлежит рассмотрению в третейском суде ad hoc. Между тем, если арбитражному суду будут представлены доказательства того, что стороны согласовали данные вопросы впоследствии, например, в ходе третейского разбирательства, то арбитражное соглашение между сторонами является заключенным.

См.: п. п. 19, 21 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2001 N 58 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов"; Постановления Президиума ВАС РФ от 10.11.2009 N 10462/09, от 25.07.2006 N 2718/06, от 23.06.2009 N 1434/09, от 27.02.1996 N 5278/95.

В соответствии с п. 3 ст. 5 Федерального закона "О третейских судах в Российской федерации" третейское соглашение недействительно, если оно содержится в договоре присоединения по смыслу ст. 428 ГК РФ, который был заключен до возникновения оснований для предъявления иска. В частности, недействительна третейская оговорка, включенная в договор банковского счета или кредитный договор, если этот договор представляет собой договор присоединения, составленный и подписанный на бланке и на условиях банка, которые могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Недействительна третейская оговорка, которая включена в публичную оферту эмитента о приобретении размещенных им ценных бумаг и противоречит ранее зарегистрированным эмиссионным документам. Между тем по смыслу п. 3 ст. 5 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" не любой публичный договор является договором присоединения. Определение правовой природы и вида договора следует из установления фактических обстоятельств.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 01.06.2010 N 17799/09, от 23.06.2009 N 1434/09, от 25.07.2006 N 2718/06, от 20.12.2011 N 12686/11.

На практике иногда возникает проблема разграничения арбитражного соглашения в виде ссылки на документ, содержащий условие о передаче спора в третейский суд (п. 1 ст. 7 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"), и третейского соглашения, содержащаяся в договоре присоединения (п. 3 ст. 5 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"), которое недействительно, если заключено до возникновения оснований для предъявления иска.

Например, подача заявления на осуществление деятельности на бирже в соответствии с биржевыми правилами, предусматривающими разрешение споров в третейском суде при бирже, представляет собой ссылку на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, а не договор присоединения.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.2010 N 17799/09.

Нормы универсального правопреемства подлежат применению к третейскому соглашению. При универсальном правопреемстве третейское соглашение сохраняет силу для новых сторон обязательства.

В частности, при уступке права требования третейское соглашение, содержащееся в договоре, по которому произошла уступка права требования, продолжает действовать как для должника, так и для нового кредитора. В соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Одним из таких условий, на которых переходит право требования, является сохранение предусмотренного договором порядка разрешения споров.

Предъявление иска в защиту нарушенных прав является одной из составных частей права требования, перешедшего к новому кредитору, поэтому при уступке права требования в полном объеме к новому кредитору переходит и право на обращение в третейский суд. Сохранение порядка разрешения споров, установленного цедентом и должником, не ущемляет прав и законных интересов должника и нового кредитора. К новому кредитору переходят не только права, но и обязанности, возникшие из третейского соглашения, поэтому не только должник, но и новый кредитор продолжают оставаться связанными третейским соглашением, заключенным цедентом и должником.

См.: п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.1998 N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц"; Постановления Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 N 15887/09, от 10.11.2009 N 10264/09, от 19.06.2007 по делу N 15954/06, от 17.06.1997 N 1533/97.

В случае универсального правопреемства при реорганизации юридического лица, например, при присоединении одного юридического лица к другому, к правопреемнику переходят все права и обязанности по третейскому соглашению. В этом случае не нарушается правило о наличии волеизъявления на передачу спора в третейский суд непосредственно у сторон третейского соглашения и соблюдается письменная форма третейского соглашения. Корпоративное законодательство не содержит норм, исключающих действие универсального правопреемства в отношении прав и обязанностей по третейскому соглашению. При переходе обязательства в результате универсального правопреемства правопреемник продолжает быть юридически связанным третейским соглашением, заключенным его правопредшественником.

В случае, когда правопреемник является должником по обязательству, перешедшему к нему в порядке универсального правопреемства, его законные права не могут считаться нарушенными, поскольку при универсальном правопреемстве он знает или по крайней мере может знать состав и юридические характеристики прав и обязанностей правопредшественника.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 03.11.2009 N 8879/09.

3. К п. 2 ч. 2 См. также: комментарий к п. 2 ч. 2 ст. 239, п. 2 ч. 1 ст. 244 АПК РФ.

Согласно п. 3 ст. 27 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" сторонам должно быть заблаговременно направлено уведомление о времени и месте заседания третейского суда.

Арбитражный суд при рассмотрении вопроса об извещении стороны, против которой принято решение, проверяет, не была ли она лишена возможности защиты в связи с отсутствием фактического и своевременного извещения о времени и месте рассмотрения дела. Арбитражный суд не вправе отменить решение третейского суда в том случае, если сторона третейского разбирательства была должным образом уведомлена о дне разбирательства, представляла свои объяснения и если отсутствуют иные основания для отмены.

См.: п. п. 6, 23 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

Бремя доказывания обстоятельств ненадлежащего уведомления и отсутствия возможности по иным причинам представить объяснения в третейском разбирательстве возложено на сторону, ходатайствующую об отмене решения третейского суда.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 11.04.2006 по делу N 14579/04, от 11.04.2006 по делу N 12872/04, от 20.03.2007 N 15435/06, от 22.06.2006 N 3253/04.

При оценке факта уведомления о проведении заседания третейского суда арбитражным судам следует оценивать в качестве уведомления переписку третейского суда со стороной. Уведомление о третейском разбирательстве может состоять из нескольких взаимодополняющих друг друга документов, направляемых по мере согласования, в том числе с участием сторон, деталей относительно места разбирательства и места слушания, включая конкретный адрес проведения заседаний.

При оценке уведомления, состоящего из нескольких документов, направленных в разное время, необходимо установить, насколько заблаговременно были сообщены стороне третейского разбирательства те конкретные сведения, на несвоевременность получения которых она ссылается как на основание своего заявления о недолжном уведомлении о третейском разбирательстве.

См.: п. 23 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов"; Постановления Президиума ВАС РФ от 20.01.2009 N 10718/08 и N 10613/08, от 22.02.2005 N 14548/04.

Порок доверенности на представительство в третейском суде не свидетельствует о неизвещении стороны о заседании третейского суда, поскольку важен не факт ненадлежащего представительства в третейском суде, а нарушение права на судебную защиту, заключающееся в том, что лицо не знало о процессе и не могло представить свои доводы. Предоставление стороной даже в ненадлежащей форме доверенности на участие в третейском разбирательстве подтверждает, что она знала об инициированном в отношении его разбирательстве в третейском суде.

Участие представителя ответчика в третейском разбирательстве на основании ненадлежащей доверенности, выдвижение им в ходе разбирательства доводов по существу, рассмотренных третейским судом, а затем ссылка общества на порок доверенности при неблагоприятном разрешении для него спора третейским судом представляет собой злоупотребление правом.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 25.10.2011 N 18613/10.

Задержка с уведомлением ответчика о принятии третейским судом к рассмотрению искового заявления не привела к невозможности для него представить третейскому суду свои объяснения по существу спора. Ответчик представил в третейский суд отзыв на исковое заявление, присутствовал в заседании третейского суда и, следовательно, не был лишен права участвовать в процессе рассмотрения спора в этом суде. При таких обстоятельствах оснований полагать, что ответчик не был должным образом уведомлен о назначении арбитра или о третейском разбирательстве или по другим причинам не мог представить свои объяснения, либо состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон или закону, не имеется.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 24.11.2009 N 8689/09, от 20.03.2007 N 15421/06.

4. К п. 3 ч. 2. См. также: комментарий к ч. 2 ст. 230 и п. 3 ч. 2 ст. 239 АПК РФ.

Арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража или третейского суда, если решение принято за пределами арбитражного соглашения против лица, которое не являлось стороной соглашения об арбитраже и не участвовало в рассмотрении дела.

Если арбитражный суд установит, что в решении третейского суда был разрешен вопрос о правах и обязанностях лица, не участвующего в третейском разбирательстве, это решение подлежит отмене им только в части, касающейся прав и обязанностей третьего лица. Основанием этому служит п. 3 ч. 2 ст. 233 АПК РФ, согласно которому при наличии возможности отделить в решении третейского суда вопросы, охватываемые третейским соглашением, от тех, которые не охватываются этим соглашением; арбитражный суд может отменить только ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, находящимся за пределами его компетенции.

См.: п. п. 11, 26 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов"; Постановления Президиума ВАС РФ от 14.01.2003 N 2853/00, от 25.02.2009 N 13848/08.

Если в решении третейского суда содержатся положения как по вопросам, не относящимся к его компетенции (о правах и обязанностях третьего лица, не участвующего в третейском разбирательстве), так и по вопросам, охватываемым третейским соглашением, арбитражный суд обязан исследовать вопрос о том, могут ли эти вопросы быть отделены друг от друга. В случае, когда в решении третейского суда постановления, выходящие за пределы третейского соглашения, могут быть отделены от постановлений, охватываемых третейским соглашением, это решение может быть исполнено частично в той части, в которой оно охватывается третейским соглашением. В остальной части решение третейского суда не подлежит исполнению как вынесенное с превышением полномочий по спору, не переданному соглашением сторон.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 19.06.2007 N 742/07, от 14.01.2003 N 2853/00.

5. К п. 4 ч. 2. См. также: комментарий к п. 4 ч. 2 ст. 239 АПК РФ.

Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" не регулирует порядок представления сторонами письменных доказательств, включая вопрос о том, на каком языке сторонам следует представлять такие доказательства, поскольку этот порядок в деле заявителя устанавливался в регламенте международного коммерческого арбитража.

См.: Определение КС РФ от 19.10.2010 N 1310-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Восход" на нарушение конституционных прав и свобод ст. ст. 19 и 22 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".

Согласно ст. 29 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" назначение экспертизы является правом, а не обязанностью третейского суда. Вывод арбитражного суда о том, что немотивированный отказ третейского суда в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы нарушает принцип состязательности и равноправия сторон, необоснован. В силу п. 1 ст. 46 данного Закона арбитражный суд не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 29.11.2005 N 8660/05.

В силу ст. 46 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" арбитражный суд вправе отказать в выдаче исполнительного листа на основании несоответствия процедуры третейского разбирательства федеральному закону лишь в случае нарушения требований ст. ст. 8, 10, 11 и 19 данного Закона. Несоответствие решения третейского суда положениям ст. 20 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" о месте третейского разбирательства не является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 29.11.2005 N 8657/05.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", если сторона, которая знает о том, что какое-либо положение данного Закона, от которого стороны могут отступать, или какое-либо требование, предусмотренное арбитражным соглашением, не было соблюдено, и тем не менее продолжает участвовать в арбитражном разбирательстве, не заявив возражений против такого несоблюдения без неоправданной задержки, и если для этой цели предусмотрен какой-либо срок, то в течение такого срока она считается отказавшейся от своего права на возражение.

Необоснованное уклонение надлежащим образом извещенной стороны от участия в третейском разбирательстве не может рассматриваться как неучастие в нем, что следует из ст. 25 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", согласно которой, в тех случаях, когда любая сторона без указания уважительной причины не является на слушания или не представляет документальные доказательства, третейский суд может продолжить разбирательство и вынести решение на основе имеющихся у него доказательств.

Из материалов дела следует, что сторона была надлежащим образом извещена о возбуждении процедуры разбирательства в арбитраже, характере требований, назначении арбитров и иных процессуальных действиях, связанных с осуществлением третейского разбирательства. При этом она не ссылалась на наличие обстоятельств, препятствующих своевременному представлению ей возражений в отношении существования и действительности третейской оговорки, компетенции третейского суда и отдельных арбитров, а также по существу заявленного требования. Только на стадии оспаривания решения международного арбитражного суда в государственном суде сторона заявила о нарушении процедуры рассмотрения дела третейским судом, сославшись на то, что порядок формирования состава и его состав не соответствовал соглашению сторон.

Арбитражные суды при рассмотрении вопроса о толковании международным арбитражем третейской оговорки и нарушении процедуры назначения арбитров применили не подлежащий применению п. 4 ч. 2 ст. 233 АПК РФ. Они не учли, что на стадии оспаривания решения международного арбитража в государственном суде сторона уже утратила право заявлять о нарушении процедуры его создания.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 11.05.2005 N 207/04.

6. К п. 1 ч. 3. См.: комментарий к п. 1 ч. 3 ст. 239 АПК РФ.

К п. 2 ч. 3. См. также: комментарий к ч. 1 ст. 230 и п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ, п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК РФ.

Арбитражный суд отменяет решение третейского суда, отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если решение нарушает основополагающие принципы российского права, в частности основано на подложных документах.

См.: п. 30 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

Решение третейского суда об утверждении мирового соглашения о предоставлении отступного нарушает права третьего лица, не участвующего в третейском разбирательстве, в процедуре банкротства, поскольку влечет предпочтительное удовлетворение требований одного из кредиторов перед другими. Данное решение нарушает основополагающие принципы российского права, поскольку противоречит принципу единой правовой защиты интересов кредиторов, исключающему удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим.

В результате это решение нарушает права третьего лица, которое вправе его оспаривать, несмотря на условие третейского соглашения о его окончательности.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 2070/10.

Законность и обоснованность решения, принятого третейским судом, а также проверка и исследование доказательств, на основе которых оно принято, не входят в перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение. Подобная процедура АПК РФ не предусмотрена и противоречит сложившейся арбитражной практике по рассмотрению данной категории споров, что подтверждается п. 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 12.12.2006 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

Решив, что решение третейского суда основано на подложных доказательствах и поэтому нарушает основополагающие принципы российского права и санкционирует недобросовестное поведение участника экономического оборота, арбитражные суды допустили переоценку доказательств, исследованных в третейском суде, и тем самым пересмотрели его решение по существу.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 26.07.2011 N 2608/11.

Арбитражный суд необоснованно пришел к выводу о нарушении решением международного коммерческого арбитража основополагающих принципов российского права и публичного порядка РФ, сочтя рассмотренный в третейском разбирательстве договор недействительным на основании ст. 168 ГК РФ. При этом суд указал на нарушение данным решением принципов единства прав и обязанностей сторон, равенства сторон в имущественных отношениях, добросовестности сторон в гражданском обороте, справедливости.

Фактически арбитражный суд первой инстанции, сославшись на ст. 168 ГК РФ, признал заключенный сторонами договор недействительным, хотя сам ответчик ни в арбитражном суде, ни в третейском суде не заявлял требования о признании данного договора недействительным и вопрос о его недействительности не был предметом судебного разбирательства. При этом арбитражный суд не назвал каких-либо конкретных норм российских законодательных и иных правовых актов, которым, по его мнению, противоречит заключенный сторонами договор. Таким образом, рассматривая заявление компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, арбитражный суд вышел за пределы предоставленных ему полномочий, рассмотрев и оценив фактические обстоятельства дела в отношении признания недействительным заключенного между сторонами договора.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 03.02.2009 N 10680/08.

7. К ч. 4. См. также: комментарий к ч. 5 ст. 230 АПК РФ.

Согласно ст. 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" ходатайство об отмене арбитражного решения является исключительным средством его оспаривания. Перечни оснований для отмены арбитражного решения (п. 2 ст. 34) и для отказа в признании или приведении его в исполнение (ст. 36), по существу, совпадают.

См.: Определения Конституционного Суда РФ от 20.02.2002 N 54-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерной компании "Алроса" на нарушение конституционных прав и свобод ст. 5 и 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; от 15.05.2001 N 204-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерной компании "Алроса" и запроса Верховного Суда Республики Саха (Якутия) о проверке конституционности п. 1 ст. 35 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".

В ст. 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" содержится исчерпывающий и не подлежащий расширительному толкованию перечень оснований к отмене решения международного коммерческого арбитража. Суд не вправе вопреки требованиям ст. 34 данного Закона фактически пересматривать доводы арбитров международного коммерческого арбитража.

См.: п. 5 Обзора судебной практики ВС РФ "Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2000 г.".

В ч. 4 ст. 233 АПК РФ указывается, что арбитражный суд может отменить решение международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным договором РФ и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже. Между тем международных договоров РФ об отмене решений международных коммерческих арбитражей не существует. Международными договорами РФ, в которых закреплены основания отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, являются Нью-Йоркская конвенция 1958 г. "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" и Европейская конвенция 1961 г. "О внешнеторговом арбитраже". Однако данные международные договоры могут применяться при производстве по делам о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений согласно гл. 31 АПК РФ и неприменимы в случае осуществления производства в соответствии с гл. 30 АПК РФ, когда речь идет о решениях международных коммерческих арбитражей, вынесенных на территории РФ.

См., например: Постановления Президиума ВАС РФ от 30.03.2004 N 15359/03, от 23.11.2010 N 9521/10.